Michael Lin (carmelist) wrote,
Michael Lin
carmelist

Трудности перевода


Originally posted by azlidin

Место: Израиль, «оккупированные территории», перекрёсток Тапуах.
Время: 1973 год, сразу после войны Судного дня.
Главный герой: Хаим, молодой репатриант из Польши, солдат ЦАХАЛа.


Армейский заслон перекрывает дорогу № 60 движущимся на север левым демонстрантам. Весь заслон — пара солдат и офицер. Шуламит Алони (депутат кнессета, представитель крайне левой партии), глава демонстрантов, пытается обойти заслон.

Хаим: — Гверти (моя госпожа, ивр.), это оккупированные территории.
Ш.А. (с воодушевлением): — Да!!!
Хаим: — Тогда, согласно международным законам, здесь действует оккупационная армия. Поэтому вам прохода нет.
И Ваша депутатская неприкосновенность здесь не действует — Вы можете быть арестованы.

Алони, потрясённая речью молодого солдата, отходит.
На помощь ей приходит молодой араб.


Хаим (на иврите): — Адони (господин мой, ивр.), прохода нет, согласно распоряжению Армии.
Араб (преисполненный национальной гордости): — I don't speak Hebrew!
Хаим: — O, yes! Do you speak English?
Араб (гордо): — No!
Хаим (несколько растерянно): — What language do you speak?
Араб (видимо, выпускник университета им. Патриса Лумумбы, ещё более гордо и победоносно, «вставляя оккупантам»): — Russian!!!
Хаим (чеканя слова, с тяжёлым польским акцентом): — Ты, ...ная собака, что, не понимаешь, да?! Пошёл отсюда на..., быстро!!!

Немая сцена.

Вечером телеведущий Хаим Явин «отчитался» в новостях Первого Канала:
— Маса-у-матан бейн а-мафгиним вэ ЦАХАЛь итнаэль бе-сафа а-русит. (Переговоры демонстрантов с Армией велись на русском языке).

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments